Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: хроники снобизма (список заголовков)
18:36 

чужая слабость не делает тебя сильней, чужая глупость не делает умнее тебя (с)

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Поймал себя на мысли, что меня иногда крайне смущают общепринятые способы спортивной мотивации.

«Если у тебя не такое тело», — говорит вконтакте мадама, прикладывая к посту фотографию загорелого мусклистого торса, — «То не говори о том, как должна выглядеть девушка!».
«Он сделал себя таким за полгода», — пишет парень под снимком внушительного бицепса, — «А ты продолжай бухать пиво на лавочке с пацанами!».
«Давай, съешь еще один пончик!» — радостно вещает паблик над фотографией какой-нибудь толстой девчушки.

Нет, поймите правильно: спорт — очень клёвая штука. Я искренне восхищаюсь людьми c эстетичными физическими данными. Я по-хорошему (а иногда и по-плохому) завидую чувакам с рельефными торсами, крутыми бицухами и раскачанными плечами. Это безумно здорово, когда на тебе идеально сидит даже дедушкин мешковатый свитер и ты можешь вытереть лицо краем майки так, что кто-нибудь рядом собьется на середине предложения. В конце концов, это дополнительный повод для гордости и обретения уверенности в себе. Я даже сам иногда пускаюсь в отжимания-прессокачания и пугаю коллег сине-зелёного вида зомби брокколи, пока какой-нибудь кусок сметанного «Панчо» не поманит меня в греховную даль. Не надо обманывать себя: можно иметь такой организм, который жрёт и не толстеет знаю таких сук, но любая спортивная фигура — это при любом раскладе результат долгой кропотливой работы.

Но очень плохо, по-моему, когда чувство гордости замещается чувством собственного превосходства. Какая ж тебе, дружище, разница, что Леонид вечерком любит всосать бутылочку «хадыженского», а Катерина жизни своей не видит вне стен макдака. Они, может быть, вполне счастливы со своими животами, вредной вкусной едой и огромными джинсами. Может быть, они намного счастливее, чем ты. Может быть, не все в жизни получают неземной кайф от пробежки в шесть утра и освежающего глотка кристально-чистой бонаквы после тренировки. Я вижу в этом прелесть, но еще я вижу прелесть в виски-коле или ромовых лонг-айлендах в компании друзей, или в паре затяжек «Данхилла» посреди рабочей запары. Хорошо, когда в какой-либо области ты достигаешь определенных успехов, но уверенность в том, что твоя правда — единственно верная, делает тебя несчастнее, злее, ограниченнее. Самый крутой качок, смеющийся над толстой девушкой, скорее всего просто неуверенный в себе слабак. Самая красивая девушка, фыркающая в сторону тощего ботаника, скорее всего просто пустышка. Надо становиться лучше, но лучше себя, а не кого-то другого.

Моя знакомая, которая начала серьезно заниматься в тренажерке, вывесила как-то фотографию девушки с экстремально-рельефным прессом. Пресс, скажу, и правда знатный — молодой Ван-Дамм, увидев бы такой, влёт бросил бы карьеру и устроился б в продуктовый. Одна бедная девчуха написала в комментариях: «Не знаю, по-моему, это уже слишком. Смотрится, как у мужика». На неё накинулись, видимо, все постоянные посетители тренажёрного зала «Самсон-82». Один богатырского вида парень даже вывесил её фотку из клуба, где девчуха стояла с безобидной пиной-коладой и высказал всё, что думает по этому поводу. Наверное, в тот момент он гордился собой.

Что еще забавно, кстати — у постоянных посетителей тренажёрки есть привычка стёбаться над «сезонниками». Это люди, часто с не самой хорошей фигурой и познаниями в фитнесе, которые в конце зимы-начале весны приходят подтянуться к лету, занимаются и потом пропадают месяца через два. Они вывешивают их фотографии, обсуждают, делают мемы. Мне всегда было интересно — то есть, если ты не с младых ногтей качаешься, или не хочешь посвятить этому жизнь, светлый подвальный храм качалки уже для тебя? И люди, пришедшие в спортзал, преодолевшие свой страх, победившие свою лень и комплексы, должны стать предметом насмешек, а не объектом для уважения?

Я к чему, собственно: для унижения других людей не существует никаких моральных индульгенций. И что кубики — это здорово, но мудаком ты от них быть не перестаёшь.

@темы: хроники снобизма

01:40 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Когда у меня появилась собственная книжка, было, конечно, радостно-весело-здорово. Однако очень скоро я понял, что тираж собственной писанины, да еще и находящейся в твоём единоличном владении, чреват неожиданными последствиями.

— Сына, — с энтузиазмом начинает мама при встрече. — А выдели-ка матери пару книжек! Я всем на работе про тебя рассказала, и моя сотрудница по отделу очень хочет почитать!
— Я не думаю, что это хорошая идея... — безнадёжно взвываю я.
— Да не скромничай! Они очень любят стихи!

или:

— Тетя Люда очень просила твою книгу. ТЫ ВЕДЬ НЕ ОТКАЖЕШЬ ЕЙ ПРАВДА ОНА ВЕДЬ ТЕБЯ В КОЛЫБЕЛЬКЕ КАЧАЛА КОГДА ТЫ БЫЛ ЕЩЕ ВОТ ТАКИМ ВОТ.

или:

— Помни, что завтра мы идём на обследование. Купи В.В. бутылку виски, какой-нибудь хороший кофе... о, и книжку свою захвати! И подпиши обязательно! Я уже текст составила!

Ну разумеется, мам. Вот без чего врачам и медсестрам пригородной поликлиники не жилось, так это без моего сборника. Про василисков, рэдкаповские тюрьмы и перенасыщенное количество драконов на один квадратный стихометр, ага. Вот они охуеют, когда прочитают. Небось еще предложат мне в дневном стационаре прокапаться. А уж подписи в стиле «Глубокоуважаемому В.В. с наилучшими пожеланиями от автора» я последний раз ваял во втором классе на открытках. Под линеечку, потому что за неровный почерк пиздили. Хотя, думаю, те читатели, которые получили мою книгу с подписью, уже успели увидеть, что пиздили меня видимо мало.

***
Я, собственно, к чему: по моему глубокому убеждению, любое навязывание творчества - это очень плохо. Я это еще на уроках литературы в школе просёк. Любовь к определённой поэзии - это невероятно узкий сегмент, тут невозможно попасть наверняка. Я, например, до сих пор безумно люблю Полозкову, которую сейчас очень модно хаять. И при всей очевидной констатации таланта я не люблю Бродского, который сейчас чуть ли не фетиш у современной молодёжи. Не потому, что Полозкова там хорошая, или Бродский не очень - просто любая поэзия имеет адресата. Очень случайного, одного из ста, из тысячи. Поэтому, например, когда мне в комментариях на мои стихи отвечают стихами, или не дай Бог продолжают мои стихи своими, это не может вызвать во мне ничего, кроме вежливой тошноты. Потому что это тонкое дело. Деликатное.

Помню, как выбрался на какой-то стихотворный конкурс. Прочитал «Дорогу», по-моему, и случайно выиграл. В жюри сидела поэтесса - заслуженный поэт Кубани, видный деятель, золотое перо, все дела. Подходит ко мне после конкурса, и говорит — «Я в восторге, Сергей. Хочу вам подарить свою книгу». Дарит. Я открыл, прочитал пару строф, нервно сглотнул, закрыл.
— Старайтесь, - говорит поэтесса. — И я уверена, что когда-нибудь вы станете таким же известным поэтом, как я.

Ну, думаю, заебись теперь.

***
Кстати, насчёт уроков литературы. В старших классах уроки литературы у нас вела Ольга Николаевна, уровень чувствительности которой был как у банковской сигнализации. Каждый раз, когда я выходил и зачитывал выученный наизусть стих, она пускала в уголок очков скупую эстетическую слезу. И вот как-то раз мы проходили Бальмонта. Бальмонта я не любил, однако вышел к доске и оттарабанил длинное и стихотворное.

— Ах, Серёжа, — растроганно сказала Ольга Николаевна. — Только мы с тобой еще понимаем в тонких материях!

Я смущённо улыбнулся и опустил глаза в парту. Стихотворением, которое я зачитал у доски, был отрывок из «Мама на даче, ключ на столе» Али Кудряшевой.

@темы: хроники снобизма

13:51 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Я довольно скептично отношусь к утверждению, что деньги в работе — не главное.

Я буду счастлив, если у меня будет работа, которая будет мне нравиться, которая будет обращаться к моему творческому ресурсу, которая будет естественной частью меня. Я уверен, что с течением времени найду такую работу тем или иным путём. Я уверен, что в процессе работы я научусь вкладывать в неё всё больше любви, и, соответственно, получать всё больше отдачи.

Но пока деньги — это моя главная мотивация в поиске и выборе работы.

Поэтому когда кто-то предлагает мне какой-нибудь проект — пусть даже интересный, но требующий большого количества времени и энергозатрат, и добавляет в конце — «Денег он, конечно, пока что приносить не будет, но я думаю, тебе интересно будет такое попробовать», я в большинстве случаев вежливо улыбаюсь и нашариваю глазами выход.

UPD: Написал этот пост, и понял, что занимаюсь сейчас как минимум тремя такими проектами. По-моему, у приличных людей это называется «пропизделся».

@темы: хроники снобизма

Сосновый бро

главная