• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: анатомия грёзы (список заголовков)
22:35 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Пересмотрел диснеевского Геркулеса.
Редкий пример того, когда не благой Эшу вытаскивает из пиздеца неблагого Ши, а благой Ши вытаскивает из пиздеца неблагую Эшу.
Мне благие Ши вообще попадались пару раз в жизни всего, но черт побери, это чудо. Маленькое солнце и море красоты. В таких не обязательно влюбляешься, но восхищаешься - всегда.
И вот вам на затравку еще один благой Ши — доктор Самон Тэм из Светлячка.


@темы: анатомия грёзы

12:02 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Все начали смотреть «Друзей» в 93-ем, а я только сейчас. Как обычно. Но мне нравится. Компания из тролля, богганши, сатира, двух эшу и по-моему нокерши — вполне достаточно, чтобы отвлечься от сессии.

@темы: анатомия грёзы

00:57 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
По случаю Ночи Музеев на Театральной площади (как и на всей Красной) забацали креативный шабаш. Тут поют, там танцуют, а рядышком знакомые трейсеры прыгают через трамплины, кувыркаются и вообще всячески заставляют окружающих проклинать их счастливое детство, проведенное не на занятиях по акробатике. Часов в десять вечера неожиданно пришла Сурганова с оркестром, и все остальные поняли, что им пора сворачиваться.
— Серёжа, - вркадчиво подбирается ко мне трейсер Арсений. — А ты поможешь нам загрузить трамплины в грузовик, когда он приедет?
— Сеня-Сеня, - вздыхаю я. — Ты хочешь, чтобы я таскал крупногабаритные тяжелючие предметы под аккомпанемент живой Сургановой? Да это ж декаданс в последней стадии.

(Мои познания в творчестве Сургановой, кстати, ограничиваются всего лишь парочкой песен, но на расстоянии вытянутой руки она крутая — очень стильная, очень умная, очень экстравагантная, очень светлая).

Есть одна вещь, которая не меняется с течением времени — я очень люблю свой город. Я уже двадцать лет не могу им надышаться. Он — константа, точка возврата во всех моих изменениях, превращениях и переосмыслениях. В нём нет красоты и неприкрытой грёзовости Питера, сложности и многогранности Москвы, ленивой вальяжности морских городов. В нём в принципе-то нет ничего сверхъестественного — ну, кроме того, что у нас 8 месяцев в году температура не падает ниже 20ти. Но в нём, черт, всё так ладно устроено, так всё находится на своих местах, разложено так просто и правильно, что я скучаю по нему даже в Питере, где сказки, где белые ночи, где самый лучший друг на свете. В моём городе очень легко дышится; у него есть какой-то свой особенный стиль. Он делает своим всё, к чему прикасается — и кажется, будто это было здесь всегда. У нас недавно появился поющий фонтан — один из самых больших в России, вроде как — теперь это главное место для купания, и чёрт, люди специально приходят в плавках и купальниках, чтобы искупаться в фонтане, это ж блин уму непостижимо.
Я иду сегодня по Красной — по выходным её, как главную улицу города, перекрывают, и по ней гуляет огромное количество людей — улыбки, загар, татуировки, пирсинги, шляпы, косы, дреды, рваные джинсы, разрисованные лица, зеленые юбки в пол (мы с Алиной и Алисой насчитали шестьдесят за день) — я иду, а рядом фаерщики крутят пои — мерцающие огненные круги на фоне закатного южного неба. Дальше — уличные музыканты. Их в любой выходной день разбросано штук 20 по улице: захочешь кинуть монетки всем — разоришься. К счастью, не все поют так, что хочется им кидать.
Вот у здания старого театра кукол десять человек играют на барабанах, и танцуют африканские танцы — все, разумеется, охренительно загримированы, и, казалось, не замечают людей вокруг. Ты идёшь дальше — танцоры, художники, чувак, делающий вату и одновременно танцующий под Майкла Джексона — и думаешь: ну надо же, старый приятель, мы знакомы столько лет, а ты всё еще способен меня удивлять.

@темы: анатомия грёзы, у роя есть сиськи

15:07 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
К счастью, чем я старше, тем чаще почему-то запоминаю даже в хреновых ситуациях какие-то хорошие моменты.

Как-то у нашего курса были пары политического маркетинга. В начале семестра нас разделили на три подгруппы, каждая из которых должна была несколько месяцев что-то продвигать на факультете. Победителю — самоэкзамен.

Подгруппа, где главным координатором была моя однокурсница Маша, продвигала идею поставить терминал Киви на журфаке. Ну, чтобы было где пополнять деньги, а то до ближайшего терминала нужно было давать крюкаля в метров двести. И по этому поводу их подгруппа cкинулась, и купила дцать килограммов киви. Больших таких, мохнатых, всё как надо. Мол, чтобы было что раздавать на промо-конкурсах.

А потом деканат рассмотрел в какой-то из наших рекламных акций политическую подоплёку. А время было тревожное, предвыборное...вообщем, прикрыли проект всем трём подгруппам. Глупо так прикрыли, бескомпромиссно, не слушая объяснений и не особо вникая в детали. Ну, у наших, соответственно, обиды, рёв, расстройства и понимание того, что теперь нужно учить сложнющий экзамен на 60 вопросов и сдавать его декану.

Экзамен мы, конечно, сдали. И даже рекламную акцию придумали — одну на всех.

Но запомнилось не это всё. Запомнилось то, как Маша, плача, смеясь и ругаясь жестоким пиратским матом одновременно, ходила по факультету и раздавала всем пачки халявных, кислющих и восхитительно вкусных киви.

@темы: анатомия грёзы

22:49 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Почему-то среди моих неблизких знакомых бытует мнение, что работать на рынке — это низ социальной лестницы. Мол, туда попадают люди, которые не смогли ухватиться за любое другое место.

Я очень люблю рынки. Может быть не те, которые возникли недавно и хаотично, и так же быстро исчезнут — но рынки старые, обустроенные, стоящие на одном и том же месте 10 или 20 лет.

У меня возле дома как раз такой. Это рай для богганов — вот торговка специями советует кому-то, что лучше добавить в блюдо. Уточняет нюансы, смешивает несколько трав в маленький целлофановый пакет и черными маркером размашисто подписывает название. Вот торговки овощами весело переговариваются через ряды. Прямо посреди рынка стоит старющий, с безнадёжно посаженным кинескопом телевизор, на котором крутят программу Малахова, или что-то в этом роде, и это уже совсем счастье — можно обслуживать покупателей, смотреть телевизор и сразу же обсуждать его с соседками.

В полдевятого вечера все уже собираются домой. Я покупаю что-то в ларьке, и внезапно херачит ливень. Капли стучат под навесом, собираются ручейками, вытекая в желоба. Всё вокруг - сплошная стена воды. Я собираюсь уходить, продавщица окликает, говорит, чтобы ждал здесь и не совался под такой дождь. Деловито ходит, копается в пакетах, выбирает побольше, чтобы я накинул на голову и плечи и не промок, добираясь до квартиры.

Эта непостижимая богганская магия, настолько тонкая, что стоит огромных трудов разглядеть её в обыденности — ты стоишь у ларька с консервами, крупами и кетчупами посреди пустеющего рынка, со стеной ливня под носом, и тебе вдруг становится так уютно, будто ты уже дома.

@темы: анатомия грёзы

Сосновый бро

главная