Привет. Если вы ищете мои стихи, то они, скорее всего, здесь — Джек-с-Фонарём

А если нет, то вы, скорее всего, там где нужно.

Если вы, конечно, не искали дневник международного фонда шахтеров или что-то в этом роде.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:49 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Почему-то среди моих неблизких знакомых бытует мнение, что работать на рынке — это низ социальной лестницы. Мол, туда попадают люди, которые не смогли ухватиться за любое другое место.

Я очень люблю рынки. Может быть не те, которые возникли недавно и хаотично, и так же быстро исчезнут — но рынки старые, обустроенные, стоящие на одном и том же месте 10 или 20 лет.

У меня возле дома как раз такой. Это рай для богганов — вот торговка специями советует кому-то, что лучше добавить в блюдо. Уточняет нюансы, смешивает несколько трав в маленький целлофановый пакет и черными маркером размашисто подписывает название. Вот торговки овощами весело переговариваются через ряды. Прямо посреди рынка стоит старющий, с безнадёжно посаженным кинескопом телевизор, на котором крутят программу Малахова, или что-то в этом роде, и это уже совсем счастье — можно обслуживать покупателей, смотреть телевизор и сразу же обсуждать его с соседками.

В полдевятого вечера все уже собираются домой. Я покупаю что-то в ларьке, и внезапно херачит ливень. Капли стучат под навесом, собираются ручейками, вытекая в желоба. Всё вокруг - сплошная стена воды. Я собираюсь уходить, продавщица окликает, говорит, чтобы ждал здесь и не совался под такой дождь. Деловито ходит, копается в пакетах, выбирает побольше, чтобы я накинул на голову и плечи и не промок, добираясь до квартиры.

Эта непостижимая богганская магия, настолько тонкая, что стоит огромных трудов разглядеть её в обыденности — ты стоишь у ларька с консервами, крупами и кетчупами посреди пустеющего рынка, со стеной ливня под носом, и тебе вдруг становится так уютно, будто ты уже дома.

@темы: анатомия грёзы

14:32 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Разговариваем с Кирой о кино.

— Так ты смотрел Артиста?
— Не-а. Что это?
— Ты что! — Киру переполняет справедливое негодование завсегдатая Кинопоиска. — Чёрно-белый французский фильм! Немой!
— А не. Я такое не смотрю. Я мэйнстримовый чувак до мозга гостей, — тяжело вздыхаю. — Мало нас осталось нынче, серомассовых.

@темы: у роя есть сиськи

13:22 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Собираемся с Олей гулять. Тяжёлые тучи, неторопливо окружающие наш район со всех сторон, намекают, что хер нам.

— У меня есть идея, что мы сможем сделать, если пойдет дождь.
— Н-ну?
— Мы выбежим на улицу под ливень, начнём смеяться, взъерошивать мокрые волосы, брызгаться друг в друга водой и бежать босиком по проезжей части. А потом типа камера отъезжает, показывается панорама вечернего Краснодара, и видно, что везде люди делают тоже самое.
— И типа вот ругается пожилая пара — но их окатывает дождём, и от нелепости ситуации они начинают смеяться и обнимают друг друга, а через квартал какой-то панк бежит в дождевике?
— Да. И показывается, что типа майский ливень всё обновляет, и смывает все обиды и горечи. И всё это в HD-качестве и под музыку Bad Balance.

@темы: у роя есть сиськи

13:51 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Я довольно скептично отношусь к утверждению, что деньги в работе — не главное.

Я буду счастлив, если у меня будет работа, которая будет мне нравиться, которая будет обращаться к моему творческому ресурсу, которая будет естественной частью меня. Я уверен, что с течением времени найду такую работу тем или иным путём. Я уверен, что в процессе работы я научусь вкладывать в неё всё больше любви, и, соответственно, получать всё больше отдачи.

Но пока деньги — это моя главная мотивация в поиске и выборе работы.

Поэтому когда кто-то предлагает мне какой-нибудь проект — пусть даже интересный, но требующий большого количества времени и энергозатрат, и добавляет в конце — «Денег он, конечно, пока что приносить не будет, но я думаю, тебе интересно будет такое попробовать», я в большинстве случаев вежливо улыбаюсь и нашариваю глазами выход.

UPD: Написал этот пост, и понял, что занимаюсь сейчас как минимум тремя такими проектами. По-моему, у приличных людей это называется «пропизделся».

@темы: хроники снобизма

15:07 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
К счастью, чем я старше, тем чаще почему-то запоминаю даже в хреновых ситуациях какие-то хорошие моменты.

Как-то у нашего курса были пары политического маркетинга. В начале семестра нас разделили на три подгруппы, каждая из которых должна была несколько месяцев что-то продвигать на факультете. Победителю — самоэкзамен.

Подгруппа, где главным координатором была моя однокурсница Маша, продвигала идею поставить терминал Киви на журфаке. Ну, чтобы было где пополнять деньги, а то до ближайшего терминала нужно было давать крюкаля в метров двести. И по этому поводу их подгруппа cкинулась, и купила дцать килограммов киви. Больших таких, мохнатых, всё как надо. Мол, чтобы было что раздавать на промо-конкурсах.

А потом деканат рассмотрел в какой-то из наших рекламных акций политическую подоплёку. А время было тревожное, предвыборное...вообщем, прикрыли проект всем трём подгруппам. Глупо так прикрыли, бескомпромиссно, не слушая объяснений и не особо вникая в детали. Ну, у наших, соответственно, обиды, рёв, расстройства и понимание того, что теперь нужно учить сложнющий экзамен на 60 вопросов и сдавать его декану.

Экзамен мы, конечно, сдали. И даже рекламную акцию придумали — одну на всех.

Но запомнилось не это всё. Запомнилось то, как Маша, плача, смеясь и ругаясь жестоким пиратским матом одновременно, ходила по факультету и раздавала всем пачки халявных, кислющих и восхитительно вкусных киви.

@темы: анатомия грёзы

14:35 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Готовимся к отчетному концерту. Тема отчетника - сказки.

— Я придумал! - торжествующе восклицает Колямба. — Мы будем танцевать Нотр-Дам-Дэ-Пари!
— Коля, — вздыхаю я. — Похвально, что ты пытаешься сэкономить нам на костюмах, и выехать исключительно на своей внешности. Но нет.

— Если мы поставим «Алису в Стране Чудес», то нам потребуются Алиса, Шляпник...
— Хватит перечислять персонажей, я и так их знаю — я фильм смотрел!
— Серьезно? Ну-ка, кто там еще был?
— Кролик, кот...эээ...утка...
— Крот, муравей, да?

— Ну, раз отчётник, я по такому случаю загляну к тебе на тренировку.
— Господи, не может быть! Моего небогатого словарного запаса не хватает, чтобы описать свой восторг!
— Ну-ну, тщщ. Не спугни счастье.

@темы: у роя есть сиськи

00:57 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
По случаю Ночи Музеев на Театральной площади (как и на всей Красной) забацали креативный шабаш. Тут поют, там танцуют, а рядышком знакомые трейсеры прыгают через трамплины, кувыркаются и вообще всячески заставляют окружающих проклинать их счастливое детство, проведенное не на занятиях по акробатике. Часов в десять вечера неожиданно пришла Сурганова с оркестром, и все остальные поняли, что им пора сворачиваться.
— Серёжа, - вркадчиво подбирается ко мне трейсер Арсений. — А ты поможешь нам загрузить трамплины в грузовик, когда он приедет?
— Сеня-Сеня, - вздыхаю я. — Ты хочешь, чтобы я таскал крупногабаритные тяжелючие предметы под аккомпанемент живой Сургановой? Да это ж декаданс в последней стадии.

(Мои познания в творчестве Сургановой, кстати, ограничиваются всего лишь парочкой песен, но на расстоянии вытянутой руки она крутая — очень стильная, очень умная, очень экстравагантная, очень светлая).

Есть одна вещь, которая не меняется с течением времени — я очень люблю свой город. Я уже двадцать лет не могу им надышаться. Он — константа, точка возврата во всех моих изменениях, превращениях и переосмыслениях. В нём нет красоты и неприкрытой грёзовости Питера, сложности и многогранности Москвы, ленивой вальяжности морских городов. В нём в принципе-то нет ничего сверхъестественного — ну, кроме того, что у нас 8 месяцев в году температура не падает ниже 20ти. Но в нём, черт, всё так ладно устроено, так всё находится на своих местах, разложено так просто и правильно, что я скучаю по нему даже в Питере, где сказки, где белые ночи, где самый лучший друг на свете. В моём городе очень легко дышится; у него есть какой-то свой особенный стиль. Он делает своим всё, к чему прикасается — и кажется, будто это было здесь всегда. У нас недавно появился поющий фонтан — один из самых больших в России, вроде как — теперь это главное место для купания, и чёрт, люди специально приходят в плавках и купальниках, чтобы искупаться в фонтане, это ж блин уму непостижимо.
Я иду сегодня по Красной — по выходным её, как главную улицу города, перекрывают, и по ней гуляет огромное количество людей — улыбки, загар, татуировки, пирсинги, шляпы, косы, дреды, рваные джинсы, разрисованные лица, зеленые юбки в пол (мы с Алиной и Алисой насчитали шестьдесят за день) — я иду, а рядом фаерщики крутят пои — мерцающие огненные круги на фоне закатного южного неба. Дальше — уличные музыканты. Их в любой выходной день разбросано штук 20 по улице: захочешь кинуть монетки всем — разоришься. К счастью, не все поют так, что хочется им кидать.
Вот у здания старого театра кукол десять человек играют на барабанах, и танцуют африканские танцы — все, разумеется, охренительно загримированы, и, казалось, не замечают людей вокруг. Ты идёшь дальше — танцоры, художники, чувак, делающий вату и одновременно танцующий под Майкла Джексона — и думаешь: ну надо же, старый приятель, мы знакомы столько лет, а ты всё еще способен меня удивлять.

@темы: анатомия грёзы, у роя есть сиськи

11:31 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Ира делится впечатлениями от работы в новом журнале:

— Серёжа, только здесь я наконец-то узнала, что такое редакция! У нас есть главный редактор, выпускающий редактор, шеф-редактор, корректор, верстальщик — и это всё разные люди, это всё не я.

@темы: у роя есть сиськи

11:45 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
мне очень хотелось кому-то доказать, что таким стилем изложения можно написать про что угодно %)

В районе Большой Тропы уже много дней не было дождей, и поэтому Де приходилось пробираться с двойной осторожностью. Каждый шаг по высохшей земле мог обернуться треснувшей веткой, и тогда его точно бы услышали. Приходилось смотреть под ноги. Жаль, зрение уже не то. Да и солнце село еще час назад.

Наконец он вышел на небольшую полянку. Деревья огибали её со всех сторон плотным строем, оставляя узкую прореху, сквозь которую Де и вышел. Что ж, хорошо. Никто не проскользнет сюда незамеченным.

Его уже ждали.

Больше фентази

@темы: россказни

18:08 

воот)

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
29.05.2012 в 17:43
Пишет Джек-с-Фонарём:

свинячей радости пост
Я никому, кроме самых близких, не говорил даже об этом особо, чтобы не сглазить. Потому что сюжет даже для меня слишком сказочный — к тебе просто стучатся, и говорят — эй, а давай мы тебя издадим, от тебя требуется только рукопись. И спустя несколько месяцев...



Вообщем, вот:



Она такая, как я всегда и мечтал — выдержанная, стильная, качественная, неброская, компактная и с совершенно умопомрачительными иллюстрациями.

Хочу сказать огромное спасибо Фонду финансовой поддержки и содействия развитию науки, культуры и искусства «Финансы и Развитие», и лично Тане Богатыревой. Я очень хотел бы научиться так же, как они, мимоходом исполнять чью-то мечту всей жизни и совсем-совсем ничего не хотеть взамен.
И еще, конечно, иллюстратору Даше Кожевниковой. Её рисунки — это совершенно отдельный разговор. На каждый можно смотреть много-много раз, и постоянно находить что-то новое.

И, ребята, сразу отвечаю на вопрос — да, книги продаваться будут. Но скорее всего, заниматься буду этим уже в начале сентября, потому что уезжаю на всё лето работать к морю. Такие вот дела)






URL записи

15:53 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Пятый день заставляю себя отжиматься. Племянница в это время кушает кашу с ложки, смотрит на меня и смеётся.

—Подожди-подожди, — мрачно изрекаю я. — После третьего подхода всё будет ещё смешнее.

@темы: у роя есть сиськи

16:17 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Говорят, рассыпать соль - к ссоре. А сахар че, к примирению? Руки прочь от моих взаимоотношений, мерзкие специи.

12:02 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Все начали смотреть «Друзей» в 93-ем, а я только сейчас. Как обычно. Но мне нравится. Компания из тролля, богганши, сатира, двух эшу и по-моему нокерши — вполне достаточно, чтобы отвлечься от сессии.

@темы: анатомия грёзы

00:54 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Сегодня на экзамене по истории зарубежной журналистики:

— Итак, Блэквуд Мэгэзин. Эта газета...
— Это журнал.
— Этот журнал...

@темы: у роя есть сиськи

22:35 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Пересмотрел диснеевского Геркулеса.
Редкий пример того, когда не благой Эшу вытаскивает из пиздеца неблагого Ши, а благой Ши вытаскивает из пиздеца неблагую Эшу.
Мне благие Ши вообще попадались пару раз в жизни всего, но черт побери, это чудо. Маленькое солнце и море красоты. В таких не обязательно влюбляешься, но восхищаешься - всегда.
И вот вам на затравку еще один благой Ши — доктор Самон Тэм из Светлячка.


@темы: анатомия грёзы

17:11 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Почта — это злое зло. Несколько дней уже пытаюсь разобраться, каким образом легче, быстрее и дешевле раскидать книги по всем постоянным читателям, но пока в голове каша. Наверное, буду просто отправлять бандероли с наложенным платежом, но тогда цена на книгу из-за доставки получится выше, чем я хотел, и меня это огорчает.

Кто-нибудь сталкивался с массовой продажей чего-нибудь через интернет? Может подскажете легкие и удобные способы?

12:24 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
А, пароль был проще, чем мне казалось. В следующий раз надо записывать на бумажке %)

Меня вообще читает здесь еще кто-нибудь? Я к тому, что буду теперь снова тут писать. Наверное, даже часто.

23:53 

безумству храбрых

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Я радикально морезависимый человек. То есть ок, я могу с честью выдержать осень и часть зимы в городе, но к февралю мои мозги начинают медленно съезжать. В этот раз друзья не стали ждать, пока ебанёт, и повезли меня в Анапу.

Стоял типичный краснодарский февраль. Ну, то есть +18. Когда мы приехали к гостеприимным анапским берегам, с нужного ракурса похожим на золотые пляжи Рио-Де-Жанейро, солнце и вовсе шпарило на все +20. Завидев вожделенное море (всё как надо - синее, прозрачное, искрящееся), я с туземными воплями кинулся к прибою впереди всей компании и стянул толстовку. Стою такой в майке, щурюсь от солнца, и ветер морской меня обдувает.

— Братцы!, — патетично кричу. — Смотрите, весна же!

Братцы, в числе которых была и Диана, подавленно молчали и прихлебывали мартини с соком из моей термокружки.

Я к чему: теперь я лежу домой с охренительной простудой, распухшим носом и неосуществимыми планами на выходные. Природа моего стремления к весне явно не оценила.

Но зато мы курили вкусный кальян, наполовину закопанный в песок и чуть не купили шашлык в анапском ресторане «Обжорка».

@темы: понабирали по объявлению

00:28 

три метра над уровнем пола

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
А еще я работаю в баскетбольном клубе. Уже четыре месяца как, ага. Еще и по специальности, хотя вроде только полгода назад мысль об этом вызывала во мне маленькую гражданскую войну. И ломать мне шаблоны это место начало с первого дня работы.

Я, понимаете ли, всю жизнь считал себя высоким человеком. В те редкие минуты, когда я не сутулюсь, я очень даже метр девяносто пять. Баскетболом я никогда до этого особенно не интересовался. Я подозревал, конечно, что ребята-игроки способны и лампочку без табуретки прикрутить, и котёнка с дерева снять. Не с тополя, может быть, но со среднестатистической дворовой алычи точно. Иду я такой на работу, и думаю - «как хорошо, что я высокий, все будут принимать за своего».

Так вот, метр девяносто пять - это у них минимальный рост. У разыгрывающих. Их еще «малышами» называют.

Когда я познакомился с форвардами, я еще держался. Но при встрече с одним из центровых мой маленький уютный мирок окончательно провалился в Тартар.

Теперь вот разрезом глаз думаю гордиться. Или красивым шрамом на левой брови.

***

Когда работаешь со спортсменами, тебе очень быстро приходится расставаться с подростковыми иллюзиями на тему «кто-то красивый, зато я умный» и вообще с любым самообманом по поводу того, что качать физический и духовный пресс одновременно невозможно.

Беру интервью у капитана команды. Чтобы вы понимали: чувак после травмы полгода не мог играть баскетбол, и компенсировал это дело в тренажёрном зале. Так что на в момент разговора со мной у баскетболиста была такая фигура, что сам Вин Дизель повесил бы на стену его плакатик, если бы наши производственники не косячили так с фальцовкой.

— Слушай, просто интересно, — говорю ему после долгой беседы. — Как бы ты сформулировал понятие «любовь»?
— Любовь... — задумался капитан. — Любовь — это твоя сознательная способность ставить свои недостатки ниже, чем недостатки близкого человека.

«Вот тебе и спортсмен», думаю. «Получай, поэтишка. Получай, сноб доморощенный».

А потом я узнал, что он еще и Хэмингуэя читает. И не только Хэмингуэя. Пришлось срочно записываться в его фан-клуб и красть календарик с фотографией.

***

Разговариваю с коллегой из питерской команды. Та жалуется, что два баскетболиста приболели перед важным матчем.

— У вас же холодно, — говорю. — Иммунитет слабый. Ты их апельсинами корми.
— Да они ж как дети малые, — фыркает она. — Накормлю, а у них диатез начнётся.


@темы: баскетболь

01:40 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Когда у меня появилась собственная книжка, было, конечно, радостно-весело-здорово. Однако очень скоро я понял, что тираж собственной писанины, да еще и находящейся в твоём единоличном владении, чреват неожиданными последствиями.

— Сына, — с энтузиазмом начинает мама при встрече. — А выдели-ка матери пару книжек! Я всем на работе про тебя рассказала, и моя сотрудница по отделу очень хочет почитать!
— Я не думаю, что это хорошая идея... — безнадёжно взвываю я.
— Да не скромничай! Они очень любят стихи!

или:

— Тетя Люда очень просила твою книгу. ТЫ ВЕДЬ НЕ ОТКАЖЕШЬ ЕЙ ПРАВДА ОНА ВЕДЬ ТЕБЯ В КОЛЫБЕЛЬКЕ КАЧАЛА КОГДА ТЫ БЫЛ ЕЩЕ ВОТ ТАКИМ ВОТ.

или:

— Помни, что завтра мы идём на обследование. Купи В.В. бутылку виски, какой-нибудь хороший кофе... о, и книжку свою захвати! И подпиши обязательно! Я уже текст составила!

Ну разумеется, мам. Вот без чего врачам и медсестрам пригородной поликлиники не жилось, так это без моего сборника. Про василисков, рэдкаповские тюрьмы и перенасыщенное количество драконов на один квадратный стихометр, ага. Вот они охуеют, когда прочитают. Небось еще предложат мне в дневном стационаре прокапаться. А уж подписи в стиле «Глубокоуважаемому В.В. с наилучшими пожеланиями от автора» я последний раз ваял во втором классе на открытках. Под линеечку, потому что за неровный почерк пиздили. Хотя, думаю, те читатели, которые получили мою книгу с подписью, уже успели увидеть, что пиздили меня видимо мало.

***
Я, собственно, к чему: по моему глубокому убеждению, любое навязывание творчества - это очень плохо. Я это еще на уроках литературы в школе просёк. Любовь к определённой поэзии - это невероятно узкий сегмент, тут невозможно попасть наверняка. Я, например, до сих пор безумно люблю Полозкову, которую сейчас очень модно хаять. И при всей очевидной констатации таланта я не люблю Бродского, который сейчас чуть ли не фетиш у современной молодёжи. Не потому, что Полозкова там хорошая, или Бродский не очень - просто любая поэзия имеет адресата. Очень случайного, одного из ста, из тысячи. Поэтому, например, когда мне в комментариях на мои стихи отвечают стихами, или не дай Бог продолжают мои стихи своими, это не может вызвать во мне ничего, кроме вежливой тошноты. Потому что это тонкое дело. Деликатное.

Помню, как выбрался на какой-то стихотворный конкурс. Прочитал «Дорогу», по-моему, и случайно выиграл. В жюри сидела поэтесса - заслуженный поэт Кубани, видный деятель, золотое перо, все дела. Подходит ко мне после конкурса, и говорит — «Я в восторге, Сергей. Хочу вам подарить свою книгу». Дарит. Я открыл, прочитал пару строф, нервно сглотнул, закрыл.
— Старайтесь, - говорит поэтесса. — И я уверена, что когда-нибудь вы станете таким же известным поэтом, как я.

Ну, думаю, заебись теперь.

***
Кстати, насчёт уроков литературы. В старших классах уроки литературы у нас вела Ольга Николаевна, уровень чувствительности которой был как у банковской сигнализации. Каждый раз, когда я выходил и зачитывал выученный наизусть стих, она пускала в уголок очков скупую эстетическую слезу. И вот как-то раз мы проходили Бальмонта. Бальмонта я не любил, однако вышел к доске и оттарабанил длинное и стихотворное.

— Ах, Серёжа, — растроганно сказала Ольга Николаевна. — Только мы с тобой еще понимаем в тонких материях!

Я смущённо улыбнулся и опустил глаза в парту. Стихотворением, которое я зачитал у доски, был отрывок из «Мама на даче, ключ на столе» Али Кудряшевой.

@темы: хроники снобизма

Сосновый бро

главная