Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:28 

три метра над уровнем пола

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
А еще я работаю в баскетбольном клубе. Уже четыре месяца как, ага. Еще и по специальности, хотя вроде только полгода назад мысль об этом вызывала во мне маленькую гражданскую войну. И ломать мне шаблоны это место начало с первого дня работы.

Я, понимаете ли, всю жизнь считал себя высоким человеком. В те редкие минуты, когда я не сутулюсь, я очень даже метр девяносто пять. Баскетболом я никогда до этого особенно не интересовался. Я подозревал, конечно, что ребята-игроки способны и лампочку без табуретки прикрутить, и котёнка с дерева снять. Не с тополя, может быть, но со среднестатистической дворовой алычи точно. Иду я такой на работу, и думаю - «как хорошо, что я высокий, все будут принимать за своего».

Так вот, метр девяносто пять - это у них минимальный рост. У разыгрывающих. Их еще «малышами» называют.

Когда я познакомился с форвардами, я еще держался. Но при встрече с одним из центровых мой маленький уютный мирок окончательно провалился в Тартар.

Теперь вот разрезом глаз думаю гордиться. Или красивым шрамом на левой брови.

***

Когда работаешь со спортсменами, тебе очень быстро приходится расставаться с подростковыми иллюзиями на тему «кто-то красивый, зато я умный» и вообще с любым самообманом по поводу того, что качать физический и духовный пресс одновременно невозможно.

Беру интервью у капитана команды. Чтобы вы понимали: чувак после травмы полгода не мог играть баскетбол, и компенсировал это дело в тренажёрном зале. Так что на в момент разговора со мной у баскетболиста была такая фигура, что сам Вин Дизель повесил бы на стену его плакатик, если бы наши производственники не косячили так с фальцовкой.

— Слушай, просто интересно, — говорю ему после долгой беседы. — Как бы ты сформулировал понятие «любовь»?
— Любовь... — задумался капитан. — Любовь — это твоя сознательная способность ставить свои недостатки ниже, чем недостатки близкого человека.

«Вот тебе и спортсмен», думаю. «Получай, поэтишка. Получай, сноб доморощенный».

А потом я узнал, что он еще и Хэмингуэя читает. И не только Хэмингуэя. Пришлось срочно записываться в его фан-клуб и красть календарик с фотографией.

***

Разговариваю с коллегой из питерской команды. Та жалуется, что два баскетболиста приболели перед важным матчем.

— У вас же холодно, — говорю. — Иммунитет слабый. Ты их апельсинами корми.
— Да они ж как дети малые, — фыркает она. — Накормлю, а у них диатез начнётся.


@темы: баскетболь

23:53 

безумству храбрых

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Я радикально морезависимый человек. То есть ок, я могу с честью выдержать осень и часть зимы в городе, но к февралю мои мозги начинают медленно съезжать. В этот раз друзья не стали ждать, пока ебанёт, и повезли меня в Анапу.

Стоял типичный краснодарский февраль. Ну, то есть +18. Когда мы приехали к гостеприимным анапским берегам, с нужного ракурса похожим на золотые пляжи Рио-Де-Жанейро, солнце и вовсе шпарило на все +20. Завидев вожделенное море (всё как надо - синее, прозрачное, искрящееся), я с туземными воплями кинулся к прибою впереди всей компании и стянул толстовку. Стою такой в майке, щурюсь от солнца, и ветер морской меня обдувает.

— Братцы!, — патетично кричу. — Смотрите, весна же!

Братцы, в числе которых была и Диана, подавленно молчали и прихлебывали мартини с соком из моей термокружки.

Я к чему: теперь я лежу домой с охренительной простудой, распухшим носом и неосуществимыми планами на выходные. Природа моего стремления к весне явно не оценила.

Но зато мы курили вкусный кальян, наполовину закопанный в песок и чуть не купили шашлык в анапском ресторане «Обжорка».

@темы: понабирали по объявлению

12:24 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
А, пароль был проще, чем мне казалось. В следующий раз надо записывать на бумажке %)

Меня вообще читает здесь еще кто-нибудь? Я к тому, что буду теперь снова тут писать. Наверное, даже часто.

17:11 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Почта — это злое зло. Несколько дней уже пытаюсь разобраться, каким образом легче, быстрее и дешевле раскидать книги по всем постоянным читателям, но пока в голове каша. Наверное, буду просто отправлять бандероли с наложенным платежом, но тогда цена на книгу из-за доставки получится выше, чем я хотел, и меня это огорчает.

Кто-нибудь сталкивался с массовой продажей чего-нибудь через интернет? Может подскажете легкие и удобные способы?

22:35 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Пересмотрел диснеевского Геркулеса.
Редкий пример того, когда не благой Эшу вытаскивает из пиздеца неблагого Ши, а благой Ши вытаскивает из пиздеца неблагую Эшу.
Мне благие Ши вообще попадались пару раз в жизни всего, но черт побери, это чудо. Маленькое солнце и море красоты. В таких не обязательно влюбляешься, но восхищаешься - всегда.
И вот вам на затравку еще один благой Ши — доктор Самон Тэм из Светлячка.


@темы: анатомия грёзы

00:54 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Сегодня на экзамене по истории зарубежной журналистики:

— Итак, Блэквуд Мэгэзин. Эта газета...
— Это журнал.
— Этот журнал...

@темы: у роя есть сиськи

12:02 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Все начали смотреть «Друзей» в 93-ем, а я только сейчас. Как обычно. Но мне нравится. Компания из тролля, богганши, сатира, двух эшу и по-моему нокерши — вполне достаточно, чтобы отвлечься от сессии.

@темы: анатомия грёзы

16:17 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Говорят, рассыпать соль - к ссоре. А сахар че, к примирению? Руки прочь от моих взаимоотношений, мерзкие специи.

15:53 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Пятый день заставляю себя отжиматься. Племянница в это время кушает кашу с ложки, смотрит на меня и смеётся.

—Подожди-подожди, — мрачно изрекаю я. — После третьего подхода всё будет ещё смешнее.

@темы: у роя есть сиськи

18:08 

воот)

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
29.05.2012 в 17:43
Пишет Джек-с-Фонарём:

свинячей радости пост
Я никому, кроме самых близких, не говорил даже об этом особо, чтобы не сглазить. Потому что сюжет даже для меня слишком сказочный — к тебе просто стучатся, и говорят — эй, а давай мы тебя издадим, от тебя требуется только рукопись. И спустя несколько месяцев...



Вообщем, вот:



Она такая, как я всегда и мечтал — выдержанная, стильная, качественная, неброская, компактная и с совершенно умопомрачительными иллюстрациями.

Хочу сказать огромное спасибо Фонду финансовой поддержки и содействия развитию науки, культуры и искусства «Финансы и Развитие», и лично Тане Богатыревой. Я очень хотел бы научиться так же, как они, мимоходом исполнять чью-то мечту всей жизни и совсем-совсем ничего не хотеть взамен.
И еще, конечно, иллюстратору Даше Кожевниковой. Её рисунки — это совершенно отдельный разговор. На каждый можно смотреть много-много раз, и постоянно находить что-то новое.

И, ребята, сразу отвечаю на вопрос — да, книги продаваться будут. Но скорее всего, заниматься буду этим уже в начале сентября, потому что уезжаю на всё лето работать к морю. Такие вот дела)






URL записи

11:45 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
мне очень хотелось кому-то доказать, что таким стилем изложения можно написать про что угодно %)

В районе Большой Тропы уже много дней не было дождей, и поэтому Де приходилось пробираться с двойной осторожностью. Каждый шаг по высохшей земле мог обернуться треснувшей веткой, и тогда его точно бы услышали. Приходилось смотреть под ноги. Жаль, зрение уже не то. Да и солнце село еще час назад.

Наконец он вышел на небольшую полянку. Деревья огибали её со всех сторон плотным строем, оставляя узкую прореху, сквозь которую Де и вышел. Что ж, хорошо. Никто не проскользнет сюда незамеченным.

Его уже ждали.

Больше фентази

@темы: россказни

11:31 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Ира делится впечатлениями от работы в новом журнале:

— Серёжа, только здесь я наконец-то узнала, что такое редакция! У нас есть главный редактор, выпускающий редактор, шеф-редактор, корректор, верстальщик — и это всё разные люди, это всё не я.

@темы: у роя есть сиськи

00:57 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
По случаю Ночи Музеев на Театральной площади (как и на всей Красной) забацали креативный шабаш. Тут поют, там танцуют, а рядышком знакомые трейсеры прыгают через трамплины, кувыркаются и вообще всячески заставляют окружающих проклинать их счастливое детство, проведенное не на занятиях по акробатике. Часов в десять вечера неожиданно пришла Сурганова с оркестром, и все остальные поняли, что им пора сворачиваться.
— Серёжа, - вркадчиво подбирается ко мне трейсер Арсений. — А ты поможешь нам загрузить трамплины в грузовик, когда он приедет?
— Сеня-Сеня, - вздыхаю я. — Ты хочешь, чтобы я таскал крупногабаритные тяжелючие предметы под аккомпанемент живой Сургановой? Да это ж декаданс в последней стадии.

(Мои познания в творчестве Сургановой, кстати, ограничиваются всего лишь парочкой песен, но на расстоянии вытянутой руки она крутая — очень стильная, очень умная, очень экстравагантная, очень светлая).

Есть одна вещь, которая не меняется с течением времени — я очень люблю свой город. Я уже двадцать лет не могу им надышаться. Он — константа, точка возврата во всех моих изменениях, превращениях и переосмыслениях. В нём нет красоты и неприкрытой грёзовости Питера, сложности и многогранности Москвы, ленивой вальяжности морских городов. В нём в принципе-то нет ничего сверхъестественного — ну, кроме того, что у нас 8 месяцев в году температура не падает ниже 20ти. Но в нём, черт, всё так ладно устроено, так всё находится на своих местах, разложено так просто и правильно, что я скучаю по нему даже в Питере, где сказки, где белые ночи, где самый лучший друг на свете. В моём городе очень легко дышится; у него есть какой-то свой особенный стиль. Он делает своим всё, к чему прикасается — и кажется, будто это было здесь всегда. У нас недавно появился поющий фонтан — один из самых больших в России, вроде как — теперь это главное место для купания, и чёрт, люди специально приходят в плавках и купальниках, чтобы искупаться в фонтане, это ж блин уму непостижимо.
Я иду сегодня по Красной — по выходным её, как главную улицу города, перекрывают, и по ней гуляет огромное количество людей — улыбки, загар, татуировки, пирсинги, шляпы, косы, дреды, рваные джинсы, разрисованные лица, зеленые юбки в пол (мы с Алиной и Алисой насчитали шестьдесят за день) — я иду, а рядом фаерщики крутят пои — мерцающие огненные круги на фоне закатного южного неба. Дальше — уличные музыканты. Их в любой выходной день разбросано штук 20 по улице: захочешь кинуть монетки всем — разоришься. К счастью, не все поют так, что хочется им кидать.
Вот у здания старого театра кукол десять человек играют на барабанах, и танцуют африканские танцы — все, разумеется, охренительно загримированы, и, казалось, не замечают людей вокруг. Ты идёшь дальше — танцоры, художники, чувак, делающий вату и одновременно танцующий под Майкла Джексона — и думаешь: ну надо же, старый приятель, мы знакомы столько лет, а ты всё еще способен меня удивлять.

@темы: анатомия грёзы, у роя есть сиськи

14:35 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Готовимся к отчетному концерту. Тема отчетника - сказки.

— Я придумал! - торжествующе восклицает Колямба. — Мы будем танцевать Нотр-Дам-Дэ-Пари!
— Коля, — вздыхаю я. — Похвально, что ты пытаешься сэкономить нам на костюмах, и выехать исключительно на своей внешности. Но нет.

— Если мы поставим «Алису в Стране Чудес», то нам потребуются Алиса, Шляпник...
— Хватит перечислять персонажей, я и так их знаю — я фильм смотрел!
— Серьезно? Ну-ка, кто там еще был?
— Кролик, кот...эээ...утка...
— Крот, муравей, да?

— Ну, раз отчётник, я по такому случаю загляну к тебе на тренировку.
— Господи, не может быть! Моего небогатого словарного запаса не хватает, чтобы описать свой восторг!
— Ну-ну, тщщ. Не спугни счастье.

@темы: у роя есть сиськи

15:07 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
К счастью, чем я старше, тем чаще почему-то запоминаю даже в хреновых ситуациях какие-то хорошие моменты.

Как-то у нашего курса были пары политического маркетинга. В начале семестра нас разделили на три подгруппы, каждая из которых должна была несколько месяцев что-то продвигать на факультете. Победителю — самоэкзамен.

Подгруппа, где главным координатором была моя однокурсница Маша, продвигала идею поставить терминал Киви на журфаке. Ну, чтобы было где пополнять деньги, а то до ближайшего терминала нужно было давать крюкаля в метров двести. И по этому поводу их подгруппа cкинулась, и купила дцать килограммов киви. Больших таких, мохнатых, всё как надо. Мол, чтобы было что раздавать на промо-конкурсах.

А потом деканат рассмотрел в какой-то из наших рекламных акций политическую подоплёку. А время было тревожное, предвыборное...вообщем, прикрыли проект всем трём подгруппам. Глупо так прикрыли, бескомпромиссно, не слушая объяснений и не особо вникая в детали. Ну, у наших, соответственно, обиды, рёв, расстройства и понимание того, что теперь нужно учить сложнющий экзамен на 60 вопросов и сдавать его декану.

Экзамен мы, конечно, сдали. И даже рекламную акцию придумали — одну на всех.

Но запомнилось не это всё. Запомнилось то, как Маша, плача, смеясь и ругаясь жестоким пиратским матом одновременно, ходила по факультету и раздавала всем пачки халявных, кислющих и восхитительно вкусных киви.

@темы: анатомия грёзы

13:51 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Я довольно скептично отношусь к утверждению, что деньги в работе — не главное.

Я буду счастлив, если у меня будет работа, которая будет мне нравиться, которая будет обращаться к моему творческому ресурсу, которая будет естественной частью меня. Я уверен, что с течением времени найду такую работу тем или иным путём. Я уверен, что в процессе работы я научусь вкладывать в неё всё больше любви, и, соответственно, получать всё больше отдачи.

Но пока деньги — это моя главная мотивация в поиске и выборе работы.

Поэтому когда кто-то предлагает мне какой-нибудь проект — пусть даже интересный, но требующий большого количества времени и энергозатрат, и добавляет в конце — «Денег он, конечно, пока что приносить не будет, но я думаю, тебе интересно будет такое попробовать», я в большинстве случаев вежливо улыбаюсь и нашариваю глазами выход.

UPD: Написал этот пост, и понял, что занимаюсь сейчас как минимум тремя такими проектами. По-моему, у приличных людей это называется «пропизделся».

@темы: хроники снобизма

13:22 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Собираемся с Олей гулять. Тяжёлые тучи, неторопливо окружающие наш район со всех сторон, намекают, что хер нам.

— У меня есть идея, что мы сможем сделать, если пойдет дождь.
— Н-ну?
— Мы выбежим на улицу под ливень, начнём смеяться, взъерошивать мокрые волосы, брызгаться друг в друга водой и бежать босиком по проезжей части. А потом типа камера отъезжает, показывается панорама вечернего Краснодара, и видно, что везде люди делают тоже самое.
— И типа вот ругается пожилая пара — но их окатывает дождём, и от нелепости ситуации они начинают смеяться и обнимают друг друга, а через квартал какой-то панк бежит в дождевике?
— Да. И показывается, что типа майский ливень всё обновляет, и смывает все обиды и горечи. И всё это в HD-качестве и под музыку Bad Balance.

@темы: у роя есть сиськи

14:32 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Разговариваем с Кирой о кино.

— Так ты смотрел Артиста?
— Не-а. Что это?
— Ты что! — Киру переполняет справедливое негодование завсегдатая Кинопоиска. — Чёрно-белый французский фильм! Немой!
— А не. Я такое не смотрю. Я мэйнстримовый чувак до мозга гостей, — тяжело вздыхаю. — Мало нас осталось нынче, серомассовых.

@темы: у роя есть сиськи

22:49 

Какие мы — такие и демоны, такие и песни.
Почему-то среди моих неблизких знакомых бытует мнение, что работать на рынке — это низ социальной лестницы. Мол, туда попадают люди, которые не смогли ухватиться за любое другое место.

Я очень люблю рынки. Может быть не те, которые возникли недавно и хаотично, и так же быстро исчезнут — но рынки старые, обустроенные, стоящие на одном и том же месте 10 или 20 лет.

У меня возле дома как раз такой. Это рай для богганов — вот торговка специями советует кому-то, что лучше добавить в блюдо. Уточняет нюансы, смешивает несколько трав в маленький целлофановый пакет и черными маркером размашисто подписывает название. Вот торговки овощами весело переговариваются через ряды. Прямо посреди рынка стоит старющий, с безнадёжно посаженным кинескопом телевизор, на котором крутят программу Малахова, или что-то в этом роде, и это уже совсем счастье — можно обслуживать покупателей, смотреть телевизор и сразу же обсуждать его с соседками.

В полдевятого вечера все уже собираются домой. Я покупаю что-то в ларьке, и внезапно херачит ливень. Капли стучат под навесом, собираются ручейками, вытекая в желоба. Всё вокруг - сплошная стена воды. Я собираюсь уходить, продавщица окликает, говорит, чтобы ждал здесь и не совался под такой дождь. Деловито ходит, копается в пакетах, выбирает побольше, чтобы я накинул на голову и плечи и не промок, добираясь до квартиры.

Эта непостижимая богганская магия, настолько тонкая, что стоит огромных трудов разглядеть её в обыденности — ты стоишь у ларька с консервами, крупами и кетчупами посреди пустеющего рынка, со стеной ливня под носом, и тебе вдруг становится так уютно, будто ты уже дома.

@темы: анатомия грёзы

Сосновый бро

главная